Меню Рубрики

Почему война лекарство против морщин

Предлагаем ознакомится со следующей информацией: «война без особых причин война дело молодых лекарство против морщин» и обсудить статью в комментариях.

Am
Белый снег, серый лед,
C
На растрескавшейся земле.
Dm
Одеялом лоскутным на ней –
G
Город в дорожной петле.
Am
А над городом плывут облака,
C
Закрывая небесный свет.
Dm
А над городом – желтый дым,
G
Городу две тысячи лет,
Dm
Прожитых под светом Звезды
Am
По имени Солнце…

Источник teksty-pesenok.ru
И две тысячи лет – война,
Война без особых причин.
Война – дело молодых,
Лекарство против морщин.
Красная, красная кровь –
Через час уже просто земля,
Через два на ней цветы и трава,
Через три она снова жива
И согрета лучами Звезды
По имени Солнце…

И мы знаем, что так было всегда,

Что Судьбою больше любим,
Кто живет по законам другим
И кому умирать молодым.
Он не помнит слово “да” и слово “нет”,
Он не помнит ни чинов, ни имен.
И способен дотянуться до звезд,
Не считая, что это сон,
И упасть, опаленным Звездой
По имени Солнце…

Текст песни добавил: Аноним

  • Популярные тексты песен исполнителя Виктор Цой:
  • Виктор Цой – Белый снег, серый лёд.
  • Виктор Цой – солнце мое, взгляни на меня.
  • Виктор Цой – Кукушка
  • Виктор Цой – Восьмиклассница
  • Виктор Цой – Кукушка

Видео разбор песни группы «Кино»-“Звезда по имени Солнце”

(в среднем: из 5)
2 535 оценок Loading …

Разбор партии второй гитары:

Автор разбора: Роберт

Скачать табулатуру к партии второй гитары

Схема боя (оригинал):

Где V* — Удар вниз с приглушкой

Белый снег, серый лед,
На растрескавшейся земле.
Одеялом лоскутным на ней –
Город в дорожной петле.
А над городом плывут облака,
Закрывая небесный свет.
А над городом – желтый дым,
Городу две тысячи лет,
Прожитых под светом Звезды
По имени Солнце…

Война без особых причин.
Война – дело молодых,
Лекарство против морщин.
Красная, красная кровь –
Через час уже просто земля,
Через два на ней цветы и трава,
Через три она снова жива
И согрета лучами Звезды
По имени Солнце…

И мы знаем, что так было всегда,

Что Судьбою больше любим,
Кто живет по законам другим
И кому умирать молодым.
Он не помнит слово “да” и слово “нет”,
Он не помнит ни чинов, ни имен.
И способен дотянуться до звезд,
Не считая, что это сон,
И упасть, опаленным Звездой
По имени Солнце…

Или об ослабевшем иммунитете к войне

Люди начали забывать о войне — сменились поколения, свидетелей ужасов Второй мировой с каждым годом остается все меньше. Фронтовое поколение уходит в историю, а с каждым следующим теряется связующая ниточка: война становится чем-то одновременно далеким и в то же время, как это ни печально, красивым, как слащавые фильмы Федора Бондарчука, где у защитников Сталинграда — маникюр и голливудская улыбка.

Уже выросло поколение, многие из представителей которого ни разу не общались с живыми ветеранами. Для части из них война — это потенциальное приключение, романтическая история, подобие компьютерной игры. Однажды во время командировки в Центральную Европу разговорился в автобусе с одним молодым человеком из Латвии. Он был одет в военную форму российской армии.

— Ты в армии служил?
— Нет.
— А форма откуда?
— Купил у знакомых.
— А надел зачем, если не служил?
— Ну, это же прикольно:
— А почему форма российская, если сам из Латвии?
— Я — русский!

Позже выяснилось, что парень мечтает попасть на войну, потому что там, по его мнению, человек познает себя. Люди, которые бывали на поле боя, говорят, что война — это самое гадкое, что может случиться с человеком. Однако мой новый знакомый пытался объяснить, что есть существенная разница: если ты напал — это одно, а если на тебя — совсем другое. Воевать за правое дело всегда легче! — с уверенностью заявил он.

— Война — дело молодых, лекарство против морщин, — решил заполнить образовавшуюся в разговоре паузу собеседник, процитировав строчку из песни Виктора Цоя Звезда по имени Солнце.
— Вряд ли это лекарство кому-то придется по душе
— О чем ты? — удивился он.
— Ну, ты же Цоя вспомнил, про лекарство против морщин.
— А, да просто слова прикольные, — беззаботно ответил попутчик.

Похоже, он до конца так и не понял, что означает эта фраза. Не знаю, что с ним стало в итоге, но надеюсь, что он все же не решился попробовать войну на вкус. Один знакомый военный летчик, который воевал в Афганистане и участвовал в конфликтах (которых никогда не было) где-то в Африке признался, что героизм на войне — это иллюзия. Ты все время в грязи, тебя все ненавидят, а твои бомбы убивают далеко не всегда только тех, с кем ты воюешь. В войне отвратительно буквально все, — говорил он.

Прививка от войны, которая досталась в наследство от людей, переживших ее, с каждым годом ослабевает. Бабушка приучала не выбрасывать хлеб. Делай, что хочешь, скорми голубям на худой конец, но не смей отправлять его в мусорник!, — говорила она. Для нее голод стал самым большим ужасом военного времени и навсегда изменил ее отношение к краюшке хлеба. С этим страхом она прожила всю свою жизнь.

Сомневаюсь, что смогу передать ее завет дальше — своим детям и внукам. Ее отношение к хлебу еще в детстве мне было не очень понятно — ведь наша семья никогда не голодала. Конечно, бабушкины рассказы не прошли бесследно. Признаюсь честно — хлеб выбрасываю, например, когда он заплесневел. Но, делая это, чувствую себя не очень комфортно, как будто совершаю что-то неправильное.

Молодому же поколению это отношение совершенно чуждо: хлеб больше не является особенной ценностью, полки набиты продуктами, бери — не хочу. Этот пример хорошо иллюстрирует нынешнюю ситуацию. Прошлое забывается, сдерживающий механизм в виде страха ослабевает, уступая главную роль другим чувствам. С одной стороны, это здорово, потому что мы живем под мирным небом. Но с другой — очевидно, что мы уже не так ценим то, что имеем.

Что говорили наши бабушки и дедушки, прошедшие Вторую мировую? Лишь бы не было войны. Что можно услышать сегодня от патриотически настроенной молодежи? Мы вам покажем!. Риторика меняется, геополитические перемены при этом играют роль ускорителя, общество становится агрессивнее под натиском этого психологического давления. Ты за белых, я за красных. Линия фронта уже прочерчена в наших головах.

Тормозные колодки, которые сдерживают животное желание развязать новую большую бойню, уже скрипят вовсю. Мир, похоже, уселся на пороховую бочку — и хотя фитиль еще не подожжен, кажется, что это желание овладевает все большим числом людей. А голоса тех, кто знает, что будет потом, совсем не слышны из-за нарастающего боя барабанов.

(А у кого модели поведения неправильны? Модели романтического поведения не меняются уже три тысячи лет. Вы встречаете девушку, заманиваете ее чем-то интересным, если она сама не заинтересовалась, показываете ей, какой вы молодец, какой сильный и что у вас есть, отступаете назад, она делает к вам шаг, (а если не делает?) вы ее немного дразните, потом подходите к ней вплотную и даете понять, что она вас сильно волнует и вы на многое готовы, снова делаете небольшой шаг назад, она делает шаг к вам, (а если опять не делает?) повисает у вас на шее (а если не повисает. ) и вы тащите ее в пещеру свою и владеете ее горячим и раскрытым телом. Когда тело ее горячо и раскрыто, а не холодно и закрыто, удовольствие у нее райское и она решает, что вы точно ее половинка. Вот и все. Три тысячи лет эта схема известна, а пользоваться до сих пор умеют только единицы. Как думаете, друзья, почему?)

Ну серьезно. А если девушка не делает никаких шагов, ни на чем не повисает, а достает ведерко с попкорном, усаживается поудобнее и с интересом наблюдает за разворачивающимся спектаклем? Может еще и как Станиславский заявить: Не верю!
И что тогда делать будем? Какие еще есть варианты древних стратегий?
Вот из недавней истории — Дхармендра точно так же шагал вперед и назад. Но Хема Малини никуда не шагала а с самого начала заявила — любить буду только мужа. Хочешь моей любви — женись. Не женишься — извиняй.
Это еще более древняя стратегия) И работает куда лучше)
Кстати, в одном из форумов, по-моему, у Гражданочки, один чел в качестве аргумента все время приводил кота. Дескать, увлечешься работой, не выйдешь замуж, не обзаведешься детьми — так и будешь с котом сидеть. На мой вопрос — а в чем вред кота? — внятно ответить он так и не смог)

источник

Или об ослабевшем иммунитете к войне

Люди начали забывать о войне — сменились поколения, свидетелей ужасов Второй мировой с каждым годом остается все меньше. Фронтовое поколение уходит в историю, а с каждым следующим теряется связующая ниточка: война становится чем-то одновременно далеким и в то же время, как это ни печально, красивым, как слащавые фильмы Федора Бондарчука, где у защитников Сталинграда — маникюр и голливудская улыбка.

Уже выросло поколение, многие из представителей которого ни разу не общались с живыми ветеранами. Для части из них война — это потенциальное приключение, романтическая история, подобие компьютерной игры. Однажды во время командировки в Центральную Европу разговорился в автобусе с одним молодым человеком из Латвии. Он был одет в военную форму российской армии.

— Ты в армии служил?
— Нет.
— А форма откуда?
— Купил у знакомых.
— А надел зачем, если не служил?
— Ну, это же прикольно:
— А почему форма российская, если сам из Латвии?
— Я — русский!

Позже выяснилось, что парень мечтает попасть на войну, потому что там, по его мнению, человек познает себя. Люди, которые бывали на поле боя, говорят, что война — это самое гадкое, что может случиться с человеком. Однако мой новый знакомый пытался объяснить, что есть существенная разница: если ты напал — это одно, а если на тебя — совсем другое. Воевать за правое дело всегда легче! — с уверенностью заявил он.

— Война — дело молодых, лекарство против морщин, — решил заполнить образовавшуюся в разговоре паузу собеседник, процитировав строчку из песни Виктора Цоя Звезда по имени Солнце.
— Вряд ли это лекарство кому-то придется по душе
— О чем ты? — удивился он.
— Ну, ты же Цоя вспомнил, про лекарство против морщин.
— А, да просто слова прикольные, — беззаботно ответил попутчик.

Похоже, он до конца так и не понял, что означает эта фраза. Не знаю, что с ним стало в итоге, но надеюсь, что он все же не решился попробовать войну на вкус. Один знакомый военный летчик, который воевал в Афганистане и участвовал в конфликтах (которых никогда не было) где-то в Африке признался, что героизм на войне — это иллюзия. Ты все время в грязи, тебя все ненавидят, а твои бомбы убивают далеко не всегда только тех, с кем ты воюешь. В войне отвратительно буквально все, — говорил он.

Прививка от войны, которая досталась в наследство от людей, переживших ее, с каждым годом ослабевает. Бабушка приучала не выбрасывать хлеб. Делай, что хочешь, скорми голубям на худой конец, но не смей отправлять его в мусорник!, — говорила она. Для нее голод стал самым большим ужасом военного времени и навсегда изменил ее отношение к краюшке хлеба. С этим страхом она прожила всю свою жизнь.

Сомневаюсь, что смогу передать ее завет дальше — своим детям и внукам. Ее отношение к хлебу еще в детстве мне было не очень понятно — ведь наша семья никогда не голодала. Конечно, бабушкины рассказы не прошли бесследно. Признаюсь честно — хлеб выбрасываю, например, когда он заплесневел. Но, делая это, чувствую себя не очень комфортно, как будто совершаю что-то неправильное.

Молодому же поколению это отношение совершенно чуждо: хлеб больше не является особенной ценностью, полки набиты продуктами, бери — не хочу. Этот пример хорошо иллюстрирует нынешнюю ситуацию. Прошлое забывается, сдерживающий механизм в виде страха ослабевает, уступая главную роль другим чувствам. С одной стороны, это здорово, потому что мы живем под мирным небом. Но с другой — очевидно, что мы уже не так ценим то, что имеем.

Что говорили наши бабушки и дедушки, прошедшие Вторую мировую? Лишь бы не было войны. Что можно услышать сегодня от патриотически настроенной молодежи? Мы вам покажем!. Риторика меняется, геополитические перемены при этом играют роль ускорителя, общество становится агрессивнее под натиском этого психологического давления. Ты за белых, я за красных. Линия фронта уже прочерчена в наших головах.

Тормозные колодки, которые сдерживают животное желание развязать новую большую бойню, уже скрипят вовсю. Мир, похоже, уселся на пороховую бочку — и хотя фитиль еще не подожжен, кажется, что это желание овладевает все большим числом людей. А голоса тех, кто знает, что будет потом, совсем не слышны из-за нарастающего боя барабанов.

источник

Интересный и важный материал на тему: «почему война лекарство против морщин?» с полным описанием и доступным языком.

Сегодня, просматривая посты моих друзей в ленте новостей в Facebook, я прихожу к грустному выводу: сторонников мира, по крайней мере, в виртуальной реальности, становится значительно меньше, чем тех, кто хочет войны. И в этот водоворот засасывает людей, которые, как мне казалось, никогда не симпатизировали виртуальным «ястребам».

Война как предчувствие

В странах Балтии отношения между коренными народами и нацменьшинствами всегда были если не напряженными, то по крайней мере разделенными — даже во времена СССР местные и «приезжие» держались друг от друга на почтительном расстоянии, но при этом, как не парадоксально, неплохо ладили. Бывший премьер-министр Латвии Андрис Берзиньш как-то признал в разговоре, что национализм, который появился в республике после обретения независимости, был во многом спровоцирован политиками. «Обратите внимание, что на Балканах, например, политики говорят о мире и дружбе, а люди убивают друг друга. У нас же политики обычно говорят о национальных проблемах, но люди при этом неплохо уживаются вместе», — сказал он. При этом он признал, что де-факто в республике двухобщинное общество. Это интересный феномен.

Читайте также:  Морщины в виде ромба

И претензии друг к другу русскоязычные и представители коренных народов Латвии и Эстонии высказывают в основном в Интернете. Конфликты на этнической почве с применением насилия в этих республиках если и случаются, то крайне редко. В Литве, где процент русскоязычных крайне мал, эта проблема вообще практически не стоит.

В латышском обществе присутствие почти 40% русскоязычного населения принято объяснять последствиями оккупации. Большинство местных русских действительно прибыли в Латвию во времена СССР, чтобы работать на заводах, строительных объектах, в научной сфере. Однако значительная часть — около 20% русскоязычных — жили в республике и до Второй мировой войны.

Деление на «свой — чужой» во многом и объясняет отсутствие сплоченного общества. Русскоязычные, латыши и эстонцы отмечают разные праздники, читают разные газеты и смотрят разные телеканалы. Одни считают День Победы великим праздником, другие — вторым началом советской оккупации.

Поскольку латвийское правительство за годы независимости так и не сумело наладить диалог с русскоязычной частью населения, у многих возникло чувство отчужденности. Разделение жителей страны на граждан и неграждан проходило по этническому принципу. Людей, по сути, поделили на два сорта — и это при том, что многие родились в этой стране.

На помощь пришли российские телеканалы — они предложили местным русским другую повестку.

«Путин может и ведет себя агрессивно, но он говорит слова, которые хочет слышать среднестатистический русский человек — о том, что мы нация, что мы сильные, что нам есть чем гордиться», — объяснял популярность российского лидера у местного населения один мой знакомый из Кенгарагса — одного из самых русских районов латвийской столицы.

При этом большинство местных русских в России или не бывали, или бывают там не чаще раза в год. Им не приходится сталкиваться с проблемами этой страны напрямую, они видят ее с парадного входа, а телевидение создает иллюзию «идеальной страны». Латвия, не сумевшая привить этим людям чувство причастности, на этом фоне очевидно проигрывает. Аналогичная история происходит и в Эстонии.

Счастье Латвии в том, что здесь живут спокойные люди — отношения между двумя крупнейшими общинами никогда не выходили за рамки. Однако ситуация изменилась после действий России в Крыму и конфликта в Донбассе — отношение к происходящему очень сильно поляризовало местное население. До конфликтов не дошло, но напряжение в воздухе стало ощущаться сильнее.

Претензии стран Балтии к СССР имеют основания, но жажда реванша, которая, безусловно, до сих пор присутствует у многих национальных политиков этих стран, ведет к тому, что и другая сторона теперь надеется отыграться. В такой ситуации говорить о сплочении общества уже практически бесполезно, самое главное — удержать существующий баланс, не дать этому противостоянию выйти за пределы интернет-чатов. Политики же делают все для того, чтобы подогреть ситуацию. Так происходит почти везде — время «голубей» в политике осталось в прошлом, на Олимп взлетели «ястребы». Помните этих хрестоматийных генералов в голливудских фильмах, которые настоятельно рекомендуют президенту нанести ядерный удар, не важно, по кому? Сегодня — их время.

Один из латвийских журналистов после участия в торжествах в честь Дня Победы написал о том, что у него осталось тревожное предчувствие: если следующие лет шесть будет мир, то, можно считать, уже повезло.

Страх потеряли

Люди начали забывать о войне — сменились поколения, свидетелей ужасов Второй мировой с каждым годом остается все меньше. Фронтовое поколение уходит в историю, а с каждым следующим теряется связующая ниточка: война становится чем-то одновременно далеким и в то же время, как это ни печально, красивым, как слащавые фильмы Федора Бондарчука, где у защитников Сталинграда — маникюр и голливудская улыбка.

Уже выросло поколение, многие из представителей которого ни разу не общались с живыми ветеранами. Для части из них война — это потенциальное приключение, романтическая история, подобие компьютерной игры.

Однажды во время командировки в Центральную Европу я оказался в автобусе с одним молодым человеком из Латвии. Он был одет в военную форму российской армии. Путь был длинным, и у нас завязался разговор.

— Ты в армии служил?— спросил я у него.

— А надел зачем, если не служил?

— А почему форма российская, если сам из Латвии?

Позже выяснилось, что парень мечтает попасть на войну, потому что там, по его мнению, человек «познает себя». Люди, которые бывали на поле боя, говорят, что война — это самое гадкое, что может случиться с человеком. Однако мой новый знакомый пытался объяснить, что есть существенная разница: если ты напал — это одно, а если на тебя — совсем другое. «Воевать за правое дело всегда легче!» — с уверенностью заявил он.

Этот разговор у нас случился за несколько лет до украинских событий. Иначе я обязательно спросил бы у своего попутчика, как он относится к этой истории. Мне кажется, я знаю в общих чертах, что он мне ответил бы, но было бы интересно услышать аргументацию.

— Война — дело молодых, лекарство против морщин, — решил заполнить образовавшуюся в разговоре паузу мой собеседник, процитировав строчку из песни Виктора Цоя «Звезда по имени Солнце».

— Вряд ли это лекарство кому-то придется по душе, — усмехнулся я.

— Ну, ты же Цоя вспомнил, про лекарство против морщин.

— А, да просто слова прикольные, — беззаботно ответил мой попутчик.

Похоже, он до конца так и не понял, что означает эта фраза. Не знаю, что с ним стало в итоге, но очень надеюсь, что он все же не решился «попробовать войну на вкус».

Один мой знакомый военный летчик, который воевал в Афганистане и участвовал в конфликтах, «которых никогда не было», где-то в Африке, признался, что героизм на войне — это иллюзия. Ты все время в грязи, тебя все ненавидят, а твои бомбы убивают далеко не всегда только тех, с кем ты воюешь. «В войне отвратительно буквально все», — говорил он.

Хлеб как индикатор

Прививка от войны, которая досталась нам в наследство от людей, переживших ее, с каждым годом ослабевает.

Бабушка приучала меня не выбрасывать хлеб. «Делай, что хочешь, скорми голубям на худой конец, но не смей отправлять его в мусорник!», — говорила она. Для нее голод стал самым большим ужасом военного времени и навсегда изменил ее отношение к краюшке хлеба. С этим страхом она прожила всю свою жизнь.

Сомневаюсь, что смогу передать ее завет дальше — своим детям и внукам. Ее отношение к хлебу уже тогда мне, ребенку, было не очень понятно — ведь наша семья никогда не голодала. Конечно, бабушкины рассказы не прошли бесследно. Признаюсь честно, хлеб я выбрасываю, например, когда он заплесневел, но, делая это, чувствую себя не очень комфортно, как будто совершаю что-то неправильное.

Молодому же поколению это отношение совершенно чуждо: хлеб больше не является особенной ценностью, полки набиты продуктами, бери — не хочу.

Этот пример, как мне кажется, хорошо иллюстрирует нынешнюю ситуацию — прошлое забывается, сдерживающий механизм в виде страха ослабевает, уступая главную роль другим чувствам.

С одной стороны, это здорово, потому что мы живем под мирным небом, но с другой, — очевидно, что мы уже не так ценим то, что имеем.

Что говорили наши бабушки и дедушки, прошедшие Вторую мировую? «Лишь бы не было войны». Что можно услышать сегодня от патриотически настроенной молодежи по обе стороны границы? «Мы вам покажем!». Риторика меняется, геополитические перемены при этом играют роль ускорителя, общество становится агрессивнее под натиском этого психологического давления. Ты за белых, я за красных. Линия фронта уже прочерчена в наших головах, а тормозные колодки, которые сдерживают животное желание развязать новую большую бойню, скрипят вовсю.

Мир, как мне кажется, действительно уселся на пороховую бочку — и хотя фитиль еще не подожжен, кажется, что желание это сделать овладевает все большим числом людей, а голоса тех, кто знает, что будет потом, уже не слышны из-за нарастающего боя барабанов…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Посмотреть на Яндекс.ФоткахЭта картина исторического характера была мною сфотографирована в одном из храмов в Пхитсанулоке.

Надпись под ней на тайском, а ниже и английском вот такая:

King Naresuan went to the battle (by fighting on elefant’s back) to fight with Burma’s regent and be had got a victory upon him, at Nong Sa-Rai Suphan Buri City (1592 C.E.)

Я поняла, что тут мы видим битву на слонах, в которой участвовал Наресуан Великий. Битва с регентом Бирмы, в которой одержал победу Наресуан. 1592г.н.э.

А над городом плывут облака,

А над городом – желтый дым,

Прожитых под светом Звезды

Через час уже просто земля,

Через два на ней цветы и трава,

И мы знаем, что так было всегда,

Кто живет по законам другим

Он не помнит слово “да” и слово “нет”,

Он не помнит ни чинов, ни имен.

И способен дотянуться до звезд,

И упасть, опаленным Звездой

Эти слова Виктора Цоя можно сейчас хоть каждый день слушать на Walking street а Патайе в исполнении тайских парней. Клип такой можно увидеть и на YouTube. В день рождения Цоя я его демонстрировала в этом блоге.

Не знаю, понимают они о чем поют или нет, но услышать было приятно.

Почему я вспомнила об этом сейчас?

Слова о войне из уст тайцев как бы связывают меня, древний Сиам и войны. Как вы уже поняли, девушка будет писать о войнах в древнем Сиаме. Это не будет список всех битв, как в учебнике истории. Скорее это будет рассказ о том, чем война в исполнении сиамцев отличалась от европейских например.

Война чаще всего у каждого своя. У многих в жизни она локальная. Война с родителями, с соседями, с болезнями, с ЖЭКом и проч. и проч.

Война для меня лично слово страшное, за которым кроется много горя, слез, потерь, крови, грязи, разрушений.

Человеку с сознанием созидателя трудно воспринимать разрушения. Я видимо, пацифист, не путайте с пофигистом.

Но ведь у войн есть всегда сторона, которая имеет от неё прибыль. Это торговцы оружием, политики, которые её развязывают по разным причинам и другие.

Ученые подсчитали, что на протяжении 417 лет только аюттайского периода произошло не менее 70 войн.

Кто-то решит, что тайцы воинственный народ. Я думаю, что более воинственные их соседи кхмеры и бирманцы.

Это впечатление полностью противоречит свидетельствам многих европейцев, которые, наоборот, считали, что сиамцы не только не склонны к ведению войн, но более того, трусливы.

На самом деле ложное впечатление возникало у них из-за неправильной оценки причин, вызывавших войны.

Сиам был слабо населен, за исключением низовьев Менам-Чао-Прайя, несколько внутренних областей, где располагался

ряд крупных городов, а также прибрежных областей на полуострове Малакка, живших за счет морской торговли.

Всё остальное было покрыто непроходимыми лесами и широкими, бурными реками.

Проще было захватить освоенные земли соседних государств.

И что снова приятно читать про тайцев, вернее тогда сиамцев – что они старались не убивать противников, ну или делать это как можно меньше. Конечно, это шло не сколько от великодушия, а по другим весьма важным причинам.

Одерживая победу, они либо присоединяли к себе её территорию, либо заставляли правителя этой страны стать их вассалом.

Если же страна была удалена от Аюттхайи, то население брали в плен и расселяли его в своих малонаселенных областях.

Таким образом, важнее было даже не захватить земли, а приобрести рабочую силу и заселить пустующие территории.

Сиамской армии для того, чтобы быть эффективной, требовалось выглядеть устрашающе для противника.

В Сиаме не было регулярной армии. Слишком ценны были рабочие руки.

Под началом короля постоянно находилось всего несколько сотен местных пехотинцев.

Вместо жалования нескольких членов их семей освобождали от общественных работ.

Питались они за свой счет, жили не в казармах, а у себя дома.

Согласно французским источникам, в 17 веке их было около 400 человек в Бангкоке и 800 в Лаво.

Французские военные обучали их фехтованию.

В провинции набором солдат занимались королевские наместники. Они специально укрывали многих людей, т.е. рабочую силу, от службы в армии, так что тем и косить от армии не приходилось. Их боялись потерять и лишиться гарантии своей власти и богатства.

В мирное время национальность солдат была не важна.

Часто король прибегал к услугам иностранных наемников.

В начале 17 века короля охраняли 600 японцев.

Но их распустили из-за проблем, причиной которых стали во время захвата власти Прасаттонгом.

Нарай содержал наемников. Известно, что у него были две роты из тридцати ланкийских мавров; одна рота из двадцати татар из Китая (как ни странно звучит), две роты из урожецев Индии из касты раджпутов.

Охранники и пехотинцы были вооружены луками, малайскими кинжалами, копьями, тесаками, заменявшими сабли, одеты в шлемы, защищенные кожаными щитами.

ОРУЖИЕ являлось собственностью воинов и чаще использовалось для хозяйственных нужд.

Армию усиливали слоны. В каждом батальоне было по 16 самцов, которых для успокоения сопровождали по две самки. Самцом и самками управляли три человека, один из которых был погонщиком животных. На слонах были закреплены флаги. Животные должны были служить для устрашения противника.

Читайте также:  Маска народные мимические морщины

В сиамской армии существовало некое подобие кавалерии, но своих лошадей в Сиаме не было, поэтому их доставляли из других стран. Однако они плохо приживались в этих местах.

Тем не менее в 17 веке король содержал около 2000 лошадей. Если они и принимали участие в сражениях, то использовались главным образом для передачи приказов и в качестве свидетельства своей силы. В 17 веке предпочтение все-таки отдавалось слонам.

Была и АРТИЛЛЕРИЯ, но применялась она в редких случаях:

Пушки завезли в Сиам в 15 веке иностранцами (китайцами, индийцами, турками).

Это были небольшие, как правило, декорированные бронзовые пищали. Как и слоны, они использовались больше для устрашения противника, чем для эффективного участия в боевых действиях.

С Европы же и мушкеты приехали, которые как и пушки впоследствии стали изготавливать уже на месте. Армию это усилило.

Нарай даже подарил Людовику 14-му две пушки, украшенные серебряными узорами, представляю как декоративно они выглядели.

И самое интересное, что из этих пушек, похищенных из Гард-Мёбль, и стреляли в 1789 году по Бастилии восставшие. Ну, французы-то о своей истории врать не должны.

МОРСКОЙ ФЛОТ был небольшим. Одни историки утверждали, что 5-6 кораблей, другие говорили о дюжине. Но снова чаще всего эти корабли использовались в торговых целях, а при необходимости снабжались вооружением. Европейцы считали сиамцев плохими моряками.

Известно, что король Нарай купил несколько европейских кораблей и построил собственные по их образцу. Возможно, это хвастовство европейцев:)

Вроде бы организация армии кажется невразумительной, но причины если вспомним, вполне объяснимы:

Войны велись для утоления жажды власти или захвата добычи обычно у всех стран.

Но сиамские отличались от европейских.

В Европе жертвы были массовыми.

А в Юго-Восточной Азии главным богатством считалось население, т. е. люди.

Ну а в связи с этим и стратегия военных действий была рассчитана также на малые потери с обеих сторон.

Поэтому сиамцы не стремились убивать в ходе сражений.

Французские историки упоминают о двух способах ведения боя:

«Когда войска вступают в битву, они стреляют не прямо друг в друга,

А поверх голов противника.

Они лишь делают вид, что стремятся поразить врага.

Если же противник не отступает, то не замедлит пуститься в бегство, едва на него посыплется дождь из стрел и пуль.

Когда же нужно остановить наступающие войска, стреляют ниже, чем требуется.

Поэтому, подходя ближе, враги рискуют попасть под огонь и получить ранения или быть убитыми.

Такой приказ отдает король Сиама своим войскам, когда напутствует их перед походом.

Это совсем не значит, что совсем никого не убивают, просто не стреляют прямо во врага».

Ну что тут ещё добавить, какие комментарии?

Несмотря на малые людские потери в результате войн потери были материальные, которые сопровождала целая цепь бедствий.

Войска подчас голодали, вспыхивали эпидемии.

Остается ещё добавить, что такой способ ведения войн сохранившийся до начала 20 века объясняет, как малочисленные европейские армии могли завоевать огромные области Юго-Восточной Азии.

Слава богу, Сиам никогда ничьей завоеванной европейскими государствами страной никогда не был. Во многом помогла тайская дипломатия, которая издревле носила компромиссный характер.

Но это уже другая интересная тема для следующей статьи.

V0VA 8 (109923) 8 25 136 11 лет

Дело молодых и горячих… Лекарство от жизни.

gabol 6 (14609) 2 8 22 11 лет

Karmen 6 (9409) 3 16 39 11 лет

Да уж. Только не лекарство…судьба.

SHAKAL_666 (32) 4 (1378) 3 6 11 лет

    А у вас есть морщины на лбу?

    Морщины зависят от мимики.

    Во сколько лет появляются морщины?

    Да, одна! Глубокая! В трудно доступном месте!

    Во сколько лет у Вас появились первые морщины?

    О чём вам напоминают морщины,трещины?

    о времени,которое ускользает

    почему у путина нет морщин на лице? все-таки 62 года

    Они есть у всех, но можно сделать менее заметными.

    Кто любит животных – тот лоб не морщит.

    kosmetologg………. tvoj drug i sovetcik. NO na eto nado deneg.

    хотели бы вечно быть без морщин даже в 80 лет?

    Nju eto me4ta kazdoi zenwini – da da da=)

    Как наши извилины превращаются в морщины?

    источник

    Предлагаем ознакомится со следующей информацией: «война лекарство против морщин» и обсудить статью в комментариях.

    Посмотреть на Яндекс.ФоткахЭта картина исторического характера была мною сфотографирована в одном из храмов в Пхитсанулоке.

    Надпись под ней на тайском, а ниже и английском вот такая:

    King Naresuan went to the battle (by fighting on elefant’s back) to fight with Burma’s regent and be had got a victory upon him, at Nong Sa-Rai Suphan Buri City (1592 C.E.)

    Я поняла, что тут мы видим битву на слонах, в которой участвовал Наресуан Великий. Битва с регентом Бирмы, в которой одержал победу Наресуан. 1592г.н.э.

    А над городом плывут облака,

    А над городом – желтый дым,

    Прожитых под светом Звезды

    Через час уже просто земля,

    Через два на ней цветы и трава,

    И мы знаем, что так было всегда,

    Кто живет по законам другим

    Он не помнит слово “да” и слово “нет”,

    Он не помнит ни чинов, ни имен.

    И способен дотянуться до звезд,

    И упасть, опаленным Звездой

    Эти слова Виктора Цоя можно сейчас хоть каждый день слушать на Walking street а Патайе в исполнении тайских парней. Клип такой можно увидеть и на YouTube. В день рождения Цоя я его демонстрировала в этом блоге.

    Не знаю, понимают они о чем поют или нет, но услышать было приятно.

    Почему я вспомнила об этом сейчас?

    Слова о войне из уст тайцев как бы связывают меня, древний Сиам и войны. Как вы уже поняли, девушка будет писать о войнах в древнем Сиаме. Это не будет список всех битв, как в учебнике истории. Скорее это будет рассказ о том, чем война в исполнении сиамцев отличалась от европейских например.

    Война чаще всего у каждого своя. У многих в жизни она локальная. Война с родителями, с соседями, с болезнями, с ЖЭКом и проч. и проч.

    Война для меня лично слово страшное, за которым кроется много горя, слез, потерь, крови, грязи, разрушений.

    Человеку с сознанием созидателя трудно воспринимать разрушения. Я видимо, пацифист, не путайте с пофигистом.

    Но ведь у войн есть всегда сторона, которая имеет от неё прибыль. Это торговцы оружием, политики, которые её развязывают по разным причинам и другие.

    Ученые подсчитали, что на протяжении 417 лет только аюттайского периода произошло не менее 70 войн.

    Кто-то решит, что тайцы воинственный народ. Я думаю, что более воинственные их соседи кхмеры и бирманцы.

    Это впечатление полностью противоречит свидетельствам многих европейцев, которые, наоборот, считали, что сиамцы не только не склонны к ведению войн, но более того, трусливы.

    На самом деле ложное впечатление возникало у них из-за неправильной оценки причин, вызывавших войны.

    Сиам был слабо населен, за исключением низовьев Менам-Чао-Прайя, несколько внутренних областей, где располагался

    ряд крупных городов, а также прибрежных областей на полуострове Малакка, живших за счет морской торговли.

    Всё остальное было покрыто непроходимыми лесами и широкими, бурными реками.

    Проще было захватить освоенные земли соседних государств.

    И что снова приятно читать про тайцев, вернее тогда сиамцев – что они старались не убивать противников, ну или делать это как можно меньше. Конечно, это шло не сколько от великодушия, а по другим весьма важным причинам.

    Одерживая победу, они либо присоединяли к себе её территорию, либо заставляли правителя этой страны стать их вассалом.

    Если же страна была удалена от Аюттхайи, то население брали в плен и расселяли его в своих малонаселенных областях.

    Таким образом, важнее было даже не захватить земли, а приобрести рабочую силу и заселить пустующие территории.

    Сиамской армии для того, чтобы быть эффективной, требовалось выглядеть устрашающе для противника.

    В Сиаме не было регулярной армии. Слишком ценны были рабочие руки.

    Под началом короля постоянно находилось всего несколько сотен местных пехотинцев.

    Вместо жалования нескольких членов их семей освобождали от общественных работ.

    Питались они за свой счет, жили не в казармах, а у себя дома.

    Согласно французским источникам, в 17 веке их было около 400 человек в Бангкоке и 800 в Лаво.

    Французские военные обучали их фехтованию.

    В провинции набором солдат занимались королевские наместники. Они специально укрывали многих людей, т.е. рабочую силу, от службы в армии, так что тем и косить от армии не приходилось. Их боялись потерять и лишиться гарантии своей власти и богатства.

    В мирное время национальность солдат была не важна.

    Часто король прибегал к услугам иностранных наемников.

    В начале 17 века короля охраняли 600 японцев.

    Но их распустили из-за проблем, причиной которых стали во время захвата власти Прасаттонгом.

    Нарай содержал наемников. Известно, что у него были две роты из тридцати ланкийских мавров; одна рота из двадцати татар из Китая (как ни странно звучит), две роты из урожецев Индии из касты раджпутов.

    Охранники и пехотинцы были вооружены луками, малайскими кинжалами, копьями, тесаками, заменявшими сабли, одеты в шлемы, защищенные кожаными щитами.

    ОРУЖИЕ являлось собственностью воинов и чаще использовалось для хозяйственных нужд.

    Армию усиливали слоны. В каждом батальоне было по 16 самцов, которых для успокоения сопровождали по две самки. Самцом и самками управляли три человека, один из которых был погонщиком животных. На слонах были закреплены флаги. Животные должны были служить для устрашения противника.

    В сиамской армии существовало некое подобие кавалерии, но своих лошадей в Сиаме не было, поэтому их доставляли из других стран. Однако они плохо приживались в этих местах.

    Тем не менее в 17 веке король содержал около 2000 лошадей. Если они и принимали участие в сражениях, то использовались главным образом для передачи приказов и в качестве свидетельства своей силы. В 17 веке предпочтение все-таки отдавалось слонам.

    Была и АРТИЛЛЕРИЯ, но применялась она в редких случаях:

    Пушки завезли в Сиам в 15 веке иностранцами (китайцами, индийцами, турками).

    Это были небольшие, как правило, декорированные бронзовые пищали. Как и слоны, они использовались больше для устрашения противника, чем для эффективного участия в боевых действиях.

    С Европы же и мушкеты приехали, которые как и пушки впоследствии стали изготавливать уже на месте. Армию это усилило.

    Нарай даже подарил Людовику 14-му две пушки, украшенные серебряными узорами, представляю как декоративно они выглядели.

    И самое интересное, что из этих пушек, похищенных из Гард-Мёбль, и стреляли в 1789 году по Бастилии восставшие. Ну, французы-то о своей истории врать не должны.

    МОРСКОЙ ФЛОТ был небольшим. Одни историки утверждали, что 5-6 кораблей, другие говорили о дюжине. Но снова чаще всего эти корабли использовались в торговых целях, а при необходимости снабжались вооружением. Европейцы считали сиамцев плохими моряками.

    Известно, что король Нарай купил несколько европейских кораблей и построил собственные по их образцу. Возможно, это хвастовство европейцев:)

    Вроде бы организация армии кажется невразумительной, но причины если вспомним, вполне объяснимы:

    Войны велись для утоления жажды власти или захвата добычи обычно у всех стран.

    Но сиамские отличались от европейских.

    В Европе жертвы были массовыми.

    А в Юго-Восточной Азии главным богатством считалось население, т. е. люди.

    Ну а в связи с этим и стратегия военных действий была рассчитана также на малые потери с обеих сторон.

    Поэтому сиамцы не стремились убивать в ходе сражений.

    Французские историки упоминают о двух способах ведения боя:

    «Когда войска вступают в битву, они стреляют не прямо друг в друга,

    А поверх голов противника.

    Они лишь делают вид, что стремятся поразить врага.

    Если же противник не отступает, то не замедлит пуститься в бегство, едва на него посыплется дождь из стрел и пуль.

    Когда же нужно остановить наступающие войска, стреляют ниже, чем требуется.

    Поэтому, подходя ближе, враги рискуют попасть под огонь и получить ранения или быть убитыми.

    Такой приказ отдает король Сиама своим войскам, когда напутствует их перед походом.

    Это совсем не значит, что совсем никого не убивают, просто не стреляют прямо во врага».

    Ну что тут ещё добавить, какие комментарии?

    Несмотря на малые людские потери в результате войн потери были материальные, которые сопровождала целая цепь бедствий.

    Войска подчас голодали, вспыхивали эпидемии.

    Остается ещё добавить, что такой способ ведения войн сохранившийся до начала 20 века объясняет, как малочисленные европейские армии могли завоевать огромные области Юго-Восточной Азии.

    Слава богу, Сиам никогда ничьей завоеванной европейскими государствами страной никогда не был. Во многом помогла тайская дипломатия, которая издревле носила компромиссный характер.

    Но это уже другая интересная тема для следующей статьи.

    Текст: Михаил Моисеев, Таисия Александрова

    Фото: Тосифури Фуджимото

    Прогуляться на войну

    Странная, противоречивая история разворачивается в Соединенных Штатах: американскому гражданину Эрику Харруну грозит смертная казнь за «самодеятельное» участие в сирийской войне. Дело было так: бывший военный водитель, приняв ислам суннитского толка, решил предпринять сафари по местам боевых действий в Сирии и заодно — поучаствовать в борьбе с «недемократичным» Асадом. Как следствие, на Харруна обратили самое пристальное внимание спецслужбы США и Израиля, и вояж самодеятельного борца за демократию завершился в окружном суде штата Вирджиния. Как сложится дальнейшая судьба Харруна — неясно. С одной стороны, отправившись свергать режим Башара Асада, подданный США продемонстрировал искреннее «послушание» политической воле своего правительства, с другой — совершил на боевом пути деяния, подпадающие с юридической точки зрения под понятие «терроризм».

    Любопытный момент: Харрун наверняка не считал себя «военным туристом»; судя по всему, его отношение к предпринятому «походу» было исключительно серьезным. Но само по себе понятие «военный туризм», как выясняется, существует, и довольно давно. Хваткий западный бизнес с большой выгодой использует извечную мужскую тягу к «настоящим приключениям»: в тех же США фирмы предлагают клиентам путевки в места реальных военных конфликтов. Разумеется, нелегально. Очередной всплеск подобного рода бизнеса наблюдался, например, во время последней ливано-израильской войны.

    На марше — офисный планктон

    В России услуги подобного толка (разумеется, без пакета “All Inclusive”, т. е. без предложений поездок в районы боевых действий) предоставляют обычные турагентства, запрос в поисковике выдает примерно следующее: «Военный туризм — новое направление на туристическом рынке!». Краткое путешествие по сайтам проясняет картину: состоятельным клиентам, уставшим от Гоа и Бангкока, дайвинга, серфинга и рафтинга, предлагается «войнушка для взрослых». В программе туров — стрельба из стрелкового оружия, вождение самой разнообразной военной техники, полеты на истребителях и вертолетах. В качестве идеологической составляющей — посещение мест боевой славы и музеев.

    Наиболее требовательным любителям экстрима обеспечены проживание в армейских частях с полным соблюдением устава, изнуряющие марш-броски, «грубая, но питательная» пища, «крепкий, но короткий» сон, изобретательно мордующий сержант и прочее. Возможно все, включая полет в стратосферу на МИГ-31.

    — Земля с такой высоты кажется шариком, а на небе даже днем видны звезды! Час такого удовольствия стоит 650 тысяч рублей, — объясняет менеджер одной из российских туристических фирм, специализирующихся на военном туризме. — Полеты проходят в Нижнем Новгороде. От вас нужна только предварительная заявка с паспортными данными, чтобы утрясти все формальности.

    Справедливости ради надо заметить, что в России действительно есть два предприятия, которым специальным распоряжениям правительства РФ разрешено выполнять коммерческие полеты с пассажирами. Первое — Нижегородский авиазавод «Сокол», где производятся истребители МиГ-31, второе — Летно-исследовательский институт имени Михаила Громова, расположенный в подмосковном Жуковском.

    В общем, все ладно и славно. Турагентства получают денежки, а подрастерявшие былую физическую форму офисные работники — адреналин и возможность согнать жирок, накопившийся за время сидения на службе.

    Владение, использование и тем более сдача в аренду оружия любых видов негосударственными организациями запрещены законом.

    Цены на полеты на истребителе МИГ-29 на 2013 год. Полеты осуществляются на базе Нижегородского авиационного завода «Сокол» — одного из двух мест в РФ, где они разрешены официально.

    Полет в стратосферу (20-21 км) на истребителе МИГ-29 с выполнением комплекса фигур высшего пилотажа после снижения самолета. Уникальная программа (45 мин) — 630 000 руб.

    Полет на МИГ-29 в зону, простой и сложный пилотаж, полет по кругу, проходы над ВПП, посадка (20-25 мин) — 420 000 руб.

    Полет на МИГ-29 в зону, простой и сложный пилотаж на средних высотах, проходы над ВПП, посадка (40-45 мин) — 500 000 руб.

    Полет на Л-39 в зону, простой и сложный пилотаж на средних высотах, проходы над ВПП, посадка (30 минут, дальнее Подмосковье) — 85 000 руб.

    Полет на Л-39 в зону, простой и сложный пилотаж на средних высотах, проходы над ВПП, посадка (60 минут, дальнее Подмосковье) — 125 000 руб.

    То ли герои, то ли идиоты

    Впрочем, эти «постановочные» туры — баловство, доходный способ потешить клиентское самолюбие. Но в России существует и другой «военный туризм», не любящий публичности. Путешествия, гарантирующие участие в настоящих боевых действиях, не рекламируют открыто. Но предлагают. И спрос на них есть. В Сети существуют целые ресурсы, собирающие единомышленников, зараженных страстью к опасным путешествиям. Проблем с выбором очередного маршрута путешествия не существует, подсказка под рукой: на сайте МИДа вывешен подробный список стран, куда не рекомендуются ездить нашим соотечественникам. Остается только собраться и отправиться в путь.

    Как любители экстрима оказываются на территории «неблагонадежных» государств и что их там ждет — отдельная история. Год назад, например, много шуму наделали приключения российских байкеров, попавших в оказию на Ближнем Востоке. Группа под предводительством профессионального путешественника Олега Капкаева отправилась в колесный тур по нескольким ближневосточным странам. Парни проехали Иран, Турцию, а в 90 километрах от Багдада выяснилось вдруг, что турфирма оформила им липовые визы. И забыла предупредить, что перемещаться по Ираку на мотоциклах запрещено.

    В результате четверо байкеров были арестованы суровыми вооруженными людьми без знаков различия, попали в тюрьму и несколько дней доказывали, что не являются ни шпионами, ни засланными комбатантами, ни наемниками. Что очень сложно на фоне малоафишируемой войны, которая продолжается в стране. Российским дипломатам удалось вызволить ребят. И Капкаев, вернувшись домой, честно признал: «Мы не герои, мы — идиоты».

    Трудности перевода

    Близкое знакомство с иракской тюрьмой довелось свести и путешественнику из Белоруссии Александру Козловскому. Он за несколько лет изъездил практически весь Ближний Восток и описал в серии книг свои впечатления от Чечни, Дагестана, Узбекистана, Ирака и Ирана.

    «Гостеприимство на Ближнем Востоке есть везде, но в Ираке была война, которая длится до сих пор — город содрогается от взрывов. Но люди все равно остались дружелюбными», — рассказывает он.

    Козловский уверяет, что для самостоятельно путешествия по стране ему хватало ста слов на местном диалекте. Где-то удавалось изъясняться на английском, где-то в ход шли жесты: «Жест “глаза в глаза”, который у нас означает “я слежу за тобой”, на Ближнем Востоке говорит “я забочусь о вас и сделаю то, о чем вы меня просите”. То же самое означает жест, когда человек кладет ладонь на голову. Часто видел эти два жеста. А вот популярным жестом в виде поднятого вверх пальца (у нас означает “отлично, здорово”) я не пользовался даже во время автостопа, поскольку в любой ближневосточной стране это означает — хочу секса».

    Из иракской тюрьмы, куда путешественник попал, нечаянно сфотографировав военный объект, Козловского вызволяли российские дипломаты по просьбе его отца, живущего в Москве. Как показывает практика, российский МИД работает по факту, вмешиваясь в ситуацию только по прямому обращению за помощью. Для человека разумного на мидовском сайте есть перечень стран, куда россиянам соваться нежелательно, а останавливать неразумных, видимо, считается слишком хлопотным и нецелесообразным.

    Добровольцы — равно «смертники»

    Но то в России; а в ряде европейских стран дипломаты открыто говорят о необходимости превентивных мер, поскольку число желающих хлебнуть острых ощущений и прокатиться по «горячим точкам» планеты растет на глазах. Так, в Бельгии говорят о 10 тысячах добровольцев, отправившихся воевать в Сирию, в том числе — несовершеннолетних. Гибель волонтеров широко обсуждается, но найти действенный способ воспрепятствовать таким поездкам властям пока не удается.

    Часть наемников, вполне ожидаемо, являются исламистами радикального толка, другая — это люди с идеалистическими представлениями о войне и свободе. Впрочем, хватает и тех, кто рассчитывает на легкий, пусть и кровавый, заработок.

    Такой расклад характерен не только для европейцев, но и для россиян. В Сети ходит огромное количество роликов, в которых выходцы из Чечни и Дагестана призывают правоверных присоединиться к их борьбе за установление законов шариата в Сирии и не только. По сообщениям информагентств, недавний захват двух православных иерархов в пригороде Алеппо осуществили именно чеченцы.

    Знающие люди говорят, что утвердиться под зелеными знаменами удается далеко не всем. В Турции посредники, организующие нелегальное пересечение границы, отбирают у «смертников» (так профессиональные наемники называют между собой добровольцев) документы и мобильники, максимально затрудняя возможное возвращение домой. Кому-то в итоге удается проявить себя, кто-то попадает в подсобные рабочие, фактически в рабство, а большинству уготовано сгинуть бесследно.

    Процитируем одного из путешественников, поделившегося своими впечатлениями от поездки в Афганистан.

    «У читателя возникает резонный вопрос: опасны ли такие поездки? Можно ли подорваться на мине? Действительно, афганцы подрываются. Происходит это обычно в сельской местности. Собирая хворост и дрова там, где их еще никто не собрал; перегоняя стада на новые пастбища; ища ценные полезные вещи среди груд подозрительного металлолома, они и попадают на мины.В населенных пунктах, на базарах, в обитаемых домах, на трассах, на полях, возделываемых и орошаемых, на протоптанных дорогах мин, разумеется, нет. Танки, стоящие на обочинах дорог, тоже безопасны. А вот ходить пешком по оврагам и горам, где нет следов иных людей, ковыряться вдали от дорог в обломках военной техники и кучах старого металла, заходить в пустые нежилые дома и их развалины, сходить с шоссе в необжитых местах, особенно там, где имеется разметка «мины» (красные камни, надписи “LM” или “MF”) — не рекомендуется.

    Имейте голову на плечах, и она останется при вас, а также и руки, и ноги».

    И еще одна иллюстрация. Это подборка фотографий, сделанных японским «военным туристом» и одновременно самодеятельным «военным фотографом» Тосифури Фуджимото. Этот 45-летний водитель грузовика из небольшого городка Итамиши регулярно путешествует по «горячим точкам» за свои кровные и неизменно привозит из «командировок» богатый фотоматериал.

    Как и подобает настоящему энтузиасту, Фуджимото не извлекает из своего увлечения никакой выгоды, принципиально не продавая фотографии агентствам или СМИ; он просто выкладывает их на своей странице в Фейсбуке. Последние размещенные там фотографии — из Сирии.

    P. S. Этот автопортрет, сделанный в номере сирийского отеля, Тосифури Фуджимото подписал так: «Я свободен».

    источник

    Активирует иммунную защиту клетки, предотвращает разрушение Восстанавливает и обновляет, повышает тонус и эластичность Разглаживает морщины, подтягивает кожу и дарит здоровое сияние

    Война — Дело молодых(посвящается бойцам,погибшим на высоте 776) Новороссия — Война-дело молодых Армейская — Война дело молодых Неизвестен — Война — дело молодых. Лев Николаевич Толстой. Война и мир. Том 1 —— ocr: Олег. Война — дело молодых, Лекарство против морщин. Красная-красная кровь, Через час уже просто земля. Через два на ней цветы и трава, Через три она снова жива. И две тысячи лет — война, Война без особых причин. Война — дело молодых, Лекарство против морщин. Красная, красная кровь — Через час уже просто земля, Через два на ней цветы и трава,

    Клацніть, щоб переглянути у службі Bing5:155/29/2018«Звезда по имени Солнце Аккорды на гитаре Виктор Цой группа Кино Разбор песни Бой и Текст вы увидите в этом . Звезда по имени Солнце Аккорды на гитаре Виктор Цой группа Кино Разбор песни Бой и Текст вы увидите в этом . под светом звезды по имени Солнце Две тысячи лет война Война без особых причин Война дело молодых Лекарство против морщин Красная-красная кровь Для Цоя солнце, это нечто мистическое, РА — БОГ, а тут Христос — Две .

    И две тысячи лет война, Война без особых причин. Война дело молодых, Лекарство против морщин. Красная, красная кровь, Через час уже просто земля, Текст песни . Война — дело молодых, Лекарство против морщин. Красная, красная кровь — Через час уже просто земля, Через два на ней цветы и трава, Через три она снова жива. [Текст песни «Звезда по имени Солнце»] . Война — дело молодых Лекарство против морщин

    Клинические исследования подтверждают, что эффективность средства Liftensyn при борьбе с морщинами и ранним старением очень высока.Я сам неоднократно применял данное средство в своей практике. Все мои клиенты избавились от мимических морщинок и значительно разгладили глубокие всего за 2–3 недели.Но лично для меня, как для врача, более важно устранение проблемы на уровне причины ее возникновения. В данном случае, это восстановление клетки кожи человека и торможение процесса ее саморазрушение и старения всего организма.

    Текст песни . Война — дело молодых, лекарство против морщин. Красная, красная кровь — через час уже просто земля, Через два на ней цветы и … И две тысячи лет — война, Война без особых причин. Война — дело молодых, Лекарство против морщин. Красная, красная кровь — Через час уже просто земля, Через два на ней цветы и трава, Война — дело молодых Лекарство против морщин . Текст Виктор Цой Звезда по имени солнце найден в открытых источниках или добавлен нашими пользователями.

    Очистите кожу лица Согрейте 2–3 капли сыворотки в ладони и нанесите на кожу лица Наносите в течение 28 дней до полного омоложения кожи

    И две тысячи лет — война, Война без особых причин. Война — дело молодых, Лекарство против морщин. Красная, красная кровь — Через час уже просто земля, Через два на ней цветы и трава, В одной из популярнейших песен Виктора Цоя «Звезда по имени Солнце» есть такой текст: «Война — дело молодых — лекарство против морщин». Я думаю (хотя и не претендую на истину в высшей инстанции, но Cm7 Cm7 sus2 Cm7 Cm7 sus2 Gm И две тысячи лет — война, G Война без особых причин. Cm Война — дело молодых, C Лекарство против морщин.

    Заполните форму для консультации и заказа Liftensyn — сыворотка против морщин. Оператор уточнит у вас все детали и мы отправим ваш заказ. Через 1-10 дней вы получите посылку и оплатите её при получении

    BANYA_Round5_StreetBeat-Battle — война дело молодых, лекарство против морщин (добавить в избранное) 06:05 слушать И две тысячи лет — война, Война без особых причин. Война — дело молодых, Лекарство против морщин. Красная, красная кровь — Через час уже просто земля, Через два на …

    Organic therapy крем против первых морщин, крем против морщин бьюти, российский крем против морщин, крем против морщин чистая линия отзывы, korres укрепляющий дневной крем против морщин с черной сосной отзывы, крем чистая линия против глубоких морщин, Купить Liftensyn — сыворотка против морщин в Красноярске.
    Официальный сайт Liftensyn — сыворотка против морщин

    Россия, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Молдова, Узбекистан, Украина, Эстония, Латвия, Литва, Болгария, Венгрия, Германия, Греция, Испания, Италия, Кипр, Португалия, Румыния, Франция, Хорватия, Чехия, Швейцария, Азербайджан , Армения ,Турция, Австрия, Сербия, Словакия, Словения, Польша

    У меня были просто ужасные мешки под глазами и морщины. Liftensyn полностью устранил их за месяц! Еще на первой неделе мешки сильно посветлели, а потом и вовсе исчезли.

    Потрясающий результат. Просто слов нет. Закажу себе баночки две-три по скидки пока. И подружка тему кину. Это же обалденно!

    Извиняюсь, не заметила на сайте сначала информацию про наложенный платеж. Тогда все в порядке точно, если оплата при получении. Пойду, оформлю себе тоже заказ.

    источник